понедельник, 10 июля 2017 г.

Почти заброшенные усадьбы

И солнце всходило,
И радуга цвела,
Все было, все было,
И любовь была!
Пылали закаты,
И ливень бил в стекло,
Все было когда-то,
Было, да прошло...
Почти весь путь прошел под лозунгом «Все было когда-то…». Под неустанные рассказы экскурсовода мы добрались до деревни Торусово. Сколько же она, экскурсовод, знает – практически ни на минуту нашего долгого пути она не остановилась в своих рассказах.

Деревня Торусово.
Среди бурьяна и зеленых зарослей проглядывают останки усадьбы из красного кирпича, напоминающий английскую готику. Кирпичи падают, усадьба разрушается, как когда-то разрушили судьбу семейства Врангелей – владельцев усадьбы.
Георгий Михайлович Врангель – хозяин усадьбы, зверски убит на глазах жены и детей в 1918 г. разбушевавшейся пролетарски настроенной солдатней.
Мимо, за высоким зеленым забором, осталась Черемыкинская школа – охотничий дом старшего сына внучки Павла I Георгия Георгиевича Мекленбург-Стрелицкого, напоминающая немецкие постойки Калининграда. Владелец в 1890-х гг. купил его, чтобы здесь охотиться. Охотничий дом был построен Егором Прейсом, бывшим архитектором Ораниенбаумского дворцового управления, в английском стиле — красный кирпич, высокая крыша с ломаными линиями, мансарды и ломаные же линии фасадов.

До 80-х годов XX в. здание занимала Черемыкинская школа-интернат. За охотничьим домом в лесу можно найти руины бывшей Елизаветинской больницы, превращенной в свое время в спальный корпус интерната. Руины формально находятся под охраной. К сожалению, от крепкой двухэтажной постройки романтического вида мало что осталось: за 20 лет полного безвластия она рухнула, только фрагменты стен стоят, охраняя высокие сводчатые подвалы, но они очень живописны. Парк сильно вырублен, по нему следует ходить осторожно, так как есть незакрытые колодцы и люки. В окрестных лесах множество карстовых воронок и суходолов.
Усадьба «Калитино» — историко-архитектурный комплекс середины XIX века. Она была построена в 1850 году для барона Толля, сегодня — амбулатория

Усадьба Пятая гора – памятник античной архитектуры, в народе называемый «русский Парфенон». Быстрое разрушение связано с ошибкой в выборе строительного материала. Для строительства использовался местный мергель – очень непрочный материал, плохо переносящий любые атмосферные воздействия.

Хотя все заброшено, тут можно долго гулять – до памятника надо прогуляться. Благоустроенной дороги для машины, автобуса – нет. А рядом озеро Донцо — исток реки Оредеж с дном из белой глины.

Сколько их, заброшенных усадеб, в окрестностях Петербурга. И иногда они возвращаются. И вот, наконец мы в Елизаветино, по тенистой Липовой аллее вздохов идем к расчищенному Лебединому пруду, мимо возрождающегося яблоневого сада.

Сегодня недавние руины стали свадебным дворцом, где молодожены могут побывать в царских покоях